Матвиенко Людмила Олеговна
Адвокатский стаж 19 лет
Адвокат Агентства «Альянс» Коллегии адвокатов "Московский юридический центр", советник Президента Гильдии российских адвокатов, организатор, модератор 1 Всероссийской Конференции «Врач и Закон. Адвокаты о праве на ошибку», эксперт Высшей школы образования и управления здравоохранением.
Адвокат по делу психиатра Шишлова. Выступала в защиту врача в третьей инстанции. Кассационный суд отменил предыдущий приговор, как незаконный. Также Шишлову изменили меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде.

facebook
Адвокат по делу психиатра Шишлова. Выступала в защиту врача в третьей инстанции. Кассационный суд отменил предыдущий приговор, как незаконный. Также Шишлову изменили меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде.
Публикация в журнале "Адвокатские вести"

Извлечение камня глупости

Когда исчезает Дао, появляется Дэ (совесть и доброта), когда исчезает Дэ, появляется человеколюбие, после утраты человеколюбия, появляется справедливость, после утраты справедливости - появляются ритуалы / законы. (Вольный перевод Лао Цзы)

Еще в XVIII столетии до н.э. в Законах Хаммурапи было определено, что "если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и причинит смерть этому человеку
или снимет бельмо человека бронзовым ножом и повредит глаз человека, то ему должно отрезать пальцы", а "если врач сделает тяжелый надрез бронзовым ножом рабу мушкенума и причинит ему смерть, то он должен возместить раба за раба."
Шумерская цивилизация исчезла, а медицина – нет.

В Древнем Риме Законы XII таблиц содержали предостережение врачу о том, что если он "причинит членовредительство и не помирится с потерпевшим, то... и ему самому будет причинено то же самое".
Римская Империя исчезла, а медицина, по прежнему, существует.

Истории России, где казней было очень мало, также известны случаи казней представителей медицины. Так, немецкий врач Антон, безуспешно лечивший татарского князя Каракучу, был казнен в 1483 г., а в 1490 г. венецианский лекарь Леон был казнен после длительной болезни и смерти сына великого князя Иоанна III - Ивана Молодого.
Российская Империя пала, а медицина осталась.
Аресты врачей в начале 50-х гг. ХХ в., отвечавших за лечение высших руководителей СССР, по сфабрикованным обвинениям во вредительстве и сознательном умерщвлении деятелей «партии и правительства». «Дело врачей» было вызвано обострением борьбы за власть в конце жизни Сталина и во многом повлияло на ход борьбы за его наследство. В 1948 г. врач-кардиолог Л. Тимашук заявила о неправильном лечении А. Жданова, вскоре после этого скончавшегося. Заявлению не придали значения. В 1951 г. тема врачей-вредителей стала разрабатываться в связи с кампанией против «космополитов», которая использовалась в борьбе групп партийных функционеров и руководителей МВД во главе с Г. Маленковым в борьбе против Министра государственной безопасности В. Абакумова. В 1951 г. следователь по особо важным делам МГБ М. Рюмин решил выступить с обвинениями против своего шефа и заручился поддержкой Маленкова.
Рюмин обвинил Абакумова в том, что тот сознательно умертвил в камере подследственного врача Я. Этингера, участвовавшего в лечении первого секретаря МГК КПСС А. Щербакова, недавно скончавшегося. В 1951 г. Абакумов был арестован по обвинению в халатном отношении к информации о вредительской деятельности евреев. Однако это был скорее повод для ареста, а причиной стали опасения, что Абакумов пытается играть самостоятельною роль в борьбе за власть и самостоятельно собирает материалы с компроматом на руководящих работников. В результате в рамках «дела Абакумова» стало усиленно разрабатываться дело Этингера, которое выросло в «дело врачей» - работников Лечебно-санитарного управления Кремля. Пригодился и «сигнал» Тимашук, которую наградили орденом Ленина. Были проведены аресты врачей, причастных к лечению Щербакова и Жданова. В тюрьме оказались профессора П. Егоров, разошедшийся во взглядах с Тимашук, В. Виноградов, отвечавший за лечение Щербакова, и другие врачи - М. Вовси, М. Певзнер, И. Лембергский, Н. Шерешевский, Б. Левин, С. Карпай, В. Василенко. Были арестованы также члены их семей и некоторые рядовые медработники – всего 37 человек. Рюмин и назначенный Маленковым куратор дела С. Игнатьев добивались показаний о сознательном вредительстве. Применялись допросы- «марафоны» и избиения. К списку умерщвленных врачами лиц был прибавлен Димитров. Но главной целью вредителей объявлялся Сталин.
Аресты врачей, среди которых были евреи, вели к дальнейшему развертыванию антисемитской кампании. 13 января 1953 г. о «деле врачей» сообщила «Правда», увязав «вредителей» с «международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт».
Расширявшаяся день ото дня пропагандистская истерия вокруг «врачей-шпионов» вызвала двоякую реакцию в общественном сознании — агрессивность и желание расправиться с «убийцами в белых халатах», с одной стороны, и панический, животный страх перед ними — с другой. В результате арестов Сталин оказался без прежних лечащих врачей, обслуживавший его персонал сменился. Также были арестованы многолетний секретарь Сталина А. Поскребышев и преданный охранник Н. Власик. Сталин оказался в изоляции и без достаточно квалифицированной медицинской помощи. После того, как у него 2 марта случился инсульт, он оказался без медицинской и прочей помощи на несколько часов, и затем эта помощь оказывалась недостаточно квалифицировано. 5 марта Сталин скончался, и новый министр внутренних дел (в МВД вошли и структуры МГБ) Л. Берия именно с «дела врачей» начал «восстановление социалистической законности». Это также было связано с борьбой за власть, ибо Берия непосредственно не был причастен к этому делу, и разоблачение фальсификации своим острием било по Маленкову. Это усилило противоречия между Берия и Маленковым, способствовав изоляции Берии и его скорому падению. Но уже 3 апреля 1953 г. президиум ЦК, рассмотрев собранные Берией материалы, принял решение об освобождении и полной реабилитации арестованных врачей и членов их семей.
Источники:
Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы.

Советский Союз распался, а ученики репрессированных, казненных и
оправданных врачей продолжают лечить людей и учить студентов.
Следственный Комитет РФ проводит опрос: «должен ли врач нести ответственность за ошибку?» Предлагает ввести в Уголовный Кодекс статьи о преступлениях, выделяя врачей из всех категорий по профессиональному признаку.
Делится статистикой и создает специальные отделы по расследованию «врачебных
ошибок», пишется криминалистический портрет «врача-преступника». При этом нигде не
упоминается, что 6000 обращений в год граждан в СК по поводу некачественной
медицинской помощи – это 1/100 процента от числа всех, кому была оказана медицинская помощь. ( информация Национальной Медицинской палаты) . Издан учебник «Ятрогенные преступления» для следователей. Медицинский термин «ятрогения»,
обозначающий любые нежелательные последствия любого вмешательства красиво
соединен с юридическим понятием «преступление». Звучит очень солидно и страшно,
гораздо страшнее чем «преступная ошибка», хотя логически для тех, кто в теме, гораздо
более абсурдно. Кировское дело в отношении Тамары Пермяковой, смахивает на
объективное вменение, вполне в духе сталинских репрессий и в совокупности с
вышеизложенным, его трудновато объяснить ошибкой кировских следователей. Но
следователям прощают ошибки.
К чему приведет преследование по профессиональному признаку? К защитной
медицине, оттоку лучших кадров за рубеж, стремительному уходу из профессии опытных
специалистов пенсионного возраста, снижению популярности профессии среди молодежи и как следствие, росту шарлатанства, повальному самолечению. История ничему не учит…